Рубрика «Дайте жалобную книгу!»

04.10.2021
Фото новости


«Спасибо товарищу Цою!»

Пишет вам простая пенсионерка Венера Зарипова. Хочу рассказать о правде жизни, о нашей доблестной медицине.

Мы дети послевоенных лет. Я живу в Караганде давно. Можно сказать, что у меня полгорода знакомых. Я живу в шахтерской столице с 50-х годов. Встречая знакомых, обычно первый разговор у нас о пресловутом коронавирусе. Конечно, затрагиваем вопросы медицины. Мы, люди старого поколения, ходим в поликлиники, часто ложимся в стационары.

Естественно, наблюдаем, как нас лечат, и делаем выводы. Как с нами обращаются медработники, каковы условия. И, встречая друг друга, мы жалуемся на свои болячки. Я сама пролежала недавно в одном из инфекционных госпиталей Караганды, заболев коронавирусом. Слава богу, оклемалась, вышла. И испытала на себе, как нас лечат.

Конечно, «Скорая» реагирует очень быстро, узнав о температуре. Быстро приезжает бригада, берет ПЦР-тест. И в тоже время, пока будут готовы результаты анализов, дежурный врач назначает первую помощь, какие принимать жаропонижающие и как себя вести. При положительном результате ПЦР тут же, без вызова, приезжает «Скорая» и отвозит пациента в стационар. 

Попадая в стационар, видишь современные палаты, все оборудовано и чисто, к чести медперсонала. Но есть тут и подводные камни, как говорится. Чувствуется нехватка младшего медперсонала и медсестер. Поставят тебе систему, и не дозовешься медсестры, чтобы она тебе сняла. Не каждый же пациент в состоянии переключить эту кнопку на системе, тяжелый больной может заснуть, и произойдет попадание воздуха в вену, что может спровоцировать летальный исход. Было страшновато. Не одна я там кричала, пытаясь вызвать медсестру, кричали больные на все отделение. А самое главное - поразило то, что в отделении инфекционного госпиталя не хватает элементарных стоек для систем. Бывает, что тебе по времени должны поставить капельницу, стоит стойка с колбами возле тебя. Вот медсестра начинает тебе ставить систему, и вдруг приходит другая медсестра, снимает колбы, ставит тебе на тумбочку и забирает стойку. Когда спрашиваешь, почему так делают, она отвечает, что привезли тяжело больного, и стоек не хватает. Также иногда ждешь свой препарат, который тебе положен, и не дождешься, пока привезут, не хватает элементарного лекарственного обеспечения.

Очень плохо тем больным, которые приехали из отдаленных районов, и кому родные не приносят передачи. Довольствуются больничным рационом. Извините, я в советское время лежала во многих больницах и ни разу не видела такого позорного пайка от государства. Вышло так, что у меня и некоторых лежащих не было возможности родным издалека приехать. То, чем нас кормили, я думаю, что в Ленинградскую блокаду люди питались лучше. Не буду перечислять, что именно давали. О каком усиленном питании, которое рекомендуют врачи, может идти речь? Давали бы хоть горячий бульон из полуфабрикатов именно таким тяжелым больным! Нет, мы видели только баланду, как зэки.

«Пейте воду по 2 литра в день – кипяченую или бутилированную», - твердили врачи. А кто нам ее подаст? В столовой есть только кипяток для чая. Но почему нет бачка с остывшей кипяченой водой? Приходилось пить из-под крана. Естественно, больной ослабевает еще больше. Просишь санитарок – купите, пожалуйста, пару бутылок воды, я дам деньги, а они говорят: «Нам не положено, нам некогда». И приходится бороться за элементарное выживание в таких условиях. И я думаю, что облздраву и санэпидемстанции нужно позаботиться о том, чтобы для таких больных, которые не получают передач, готовить отдельное меню. Неужели государство обеднеет? 21 век, а волосы становятся дыбом, при сравнении с рационом питания в советских больницах. Я не обвиняю ни врачей, ни другой медперсонал. Во всем виновато государство с его славной неусыпной заботой. 

Это не просто крик души пациента с коронавирусом. Другие знакомые, лежащие в стационарах иного профиля, рассказывают то же самое. А по телевизору нам ежедневно рапортуют о борьбе с коронавирусом. Спасибо товарищу Цою, министру здравоохранения, за наше счастливое настоящее!

Записала Лиэль СТЕПКИНА