Три толстяка, или салем, революциясы!

07.01.2022
Фото новости

Во время последних событий в Казахстане, я, простой журналист Баширов, естественно постоянно держал руку на пульсе происходящего. Несмотря на то, что нам уже 5 января с утра вырубили все соцсети, и мессенджеры этим добрым зимним утром работали через пень колоду, мы с Петровым знали о событиях, происходящих в каждом уголке страны, пока интернет не заглушили полностью – и мобильный, и вай-фай. Выкручивались, как могли: звонили друзьям в регионы, где еще была мобильная связь, и волшебный Ватсап до последнего был нашим другом и братом. Кроме того, мы постоянно звонили другу другу, находясь в разных районах областного центра, и обменивались последними новостями…



И вот в разгар погромов пришла новость о том, что в Алматы ОМОН перешел на сторону восставших. Мне что-то это смутно напомнило, и майор Баширов стал анализировать прошлое, будучи еще и дипломированным историком. Кровавое воскресенье? Дворцовые постпетровские перевороты 18 века? Украинский Майдан? Все это, конечно, прекрасно, но не совсем то. И тут в мозге всплыла знакомая с детства фраза: «Гвардейцы переходят на сторону народа!». Нет, это не о событиях Французской революции. Это просто детская сказка советского писателя Олеши «Три толстяка». Ее сюжет полностью повторил Казахстан в эти непростые для республики дни.


Напомню: было некое сказочное царство-государство. Монархии там не было, следовательно, государство республиканского толка. И всем правили Три Толстяка, такой триумвират в виде сказочного президента, лидера нации и премьер-министра. И все богатства страны были поделены между этой троицей. Между тем простой народишко голодал, и настроения были не в пользу правящих. И вот гимнаст Тибул и оружейник Просперо имели наглость заявить народу, что так больше нельзя. Толпа стала поддерживать их, разгорелось восстание, и власти триумвирата пришел конец. И да, как было уже сказано, гвардейцы, которых власть уже тоже нехило допекла, перешли на сторону народа.


В роли Тибула и Просперо в нашей были, а не сказке, выступили простые казахстанские работяги Жанаозена. Это они первыми вышли на площади, и повышение цен на газ было лишь последней каплей для всплеска народного недовольства, которое назревало в регионе давно (вспомним события Жанаозена 2011 года). Это из их толпы раздался самый первый возглас, ставший лейтмотивом этих дней: «Шал, кет!». (Для тех, кто тутошней мовой не владеет, переведу: «Старик, уходи!» - дословно. Это они пытались не замерзнуть в морозные ночи на улице, сооружая на ходу походные кухни. Они штурмовали здание акимата (тамошняя мэрия, - авт.) и вытащили акима области на площадь. «Мерзни вместе с народом!», - реальная фраза этих событий.
Сегодня, вечером 6 января, Баширов уже дважды посмотрел выступления нынешнего главы государства господина Токаева по российским каналам (слава Богу, спутниковую тарелку у меня еще не додумались конфисковать). Еще утром нынешний уже и президент, и новоиспеченный председатель Совбеза (поскольку шал всё-таки кет) утверждал, что крушить наши сказочные дворцы вышли бандитские элементы. Вечером в его устах они уже превратились в террористов, прошедших спецподготовку за рубежом. Токаев заявил, что вынужден был обратиться к миротворцам ОДКБ, дабы навести порядок в собственной юрте. Тем самым казахстанская власть показала всю сущность пословицы: «Не по Сеньке шапка».


Когда накануне народ еще активно обсуждал происходящее в Ватсапе, Баширов периодически делился новостями со своими читателями. Последней его новостью в общий чат перед тотальной кастрацией Интернета стала фраза: «Пишут, что под Алматой российский борт с военными приземлился». И тут Баширов успел прочесть две последние фразы от читателей. Один представитель так называемой титульной нации (фраза, довольно модная в Казахстане) написал: «Вот вот. Это начало. Мы поймем, что независимости никакой и не было». И другой тут же добавил: «Вот этого я и боялся: российский или китайский…».
Далее нас лишились возможности общения. Но эти две фразы, господа хорошие, войдут в учебники истории. Еще недавно мы с помпой празднуем тридцатилетие местной Незалежности, еще совсем буквально недавно принимаем исторический закон о вывесках, которые отныне будут не на двух языках, а только на государственном. А когда загорается юрта, пожар приходится тушить российскими кранами… Боже, царя храни!

Вместо эпилога-1
Еще будучи юным студентом-историком, Баширов, обучавшийся в одном из лучших вузов Казахстана, на всю жизнь запомнил слова одного преподавателя. Однокурсники не дадут мне соврать. Имя-отчество его я сейчас не помню, а фамилия в памяти осталась: Асаинов. Был это 1995 или 1996 год, и формально мы уже были самостийными. И этот преподаватель с кафедры, средь бела дня, открыто, на лекции, рискуя должностью и даже свободой, сказал нам: «Ребята, посмотрите: уедут отсюда последние русские – и начнется межклановая война. Об этом нас предупреждал еще великий Абай». 30 лет я готовился к тому, кода увижу воплощение его слов собственными глазами. А я знал, что наш препод окажется прав. Он был не просто казах, он любил свой народ, народ великого Абая. И еще он был простой советский человек и историк, умеющий прогнозировать. Спасибо вам, Учитель.

Вместо эпилога-2
Все произошедшее в эти дни можно свалить по устоявшимся традициям на пендосов, исламистов, кормчего Си, зеленых человечков, бандформирования и международный терроризм. Можно истерить и доказывать, что революция не начинается стихийно. Я вам расскажу одну быль, которая докажет вам: еще как начинается, и иногда с довольно невинных забав.
Во времена оны молодой Баширов долго жил в международном кубинском лагере молодых коммунистов. И привели нам, значится, на встречу одного тамошнего ветерана. Дедуля лично воевал на баррикадах с Че и Фиделем, и теперь вот на правах орденоносца просвещает молодежь на тему «как оно было». После официозной пафосной встречи, где ветеран взахлеб описывал свое героическое прошлое, Баширов решил схулиганить. Позвал старшего компаньеро на халяву в бар за свой счет. А надобно вам сказать, что кубинцы на выпивку слабы. После изрядной порции рома деда понесло, и Баширов задал ему вопрос в лоб: «А как на самом деле начиналась кубинская революция?».


И старичок с удовольствием пустился в воспоминания, местами довольно пикантные. Таки слушайте, и не говорите, шо вы не слышали. Дело было так. Молодые и горячие Че, Фидель, и несколько других юнцов, среди которых был и наш ветеран, приятно проводили время. Сначала ром, потом девочки, потом кокс, потом еще что-то – старик уже не помнил, что, ибо на Кубе можно обдолбаться практически любым тамошним растением. И вот в разгар веселой сиесты кто-то, кого неслабо торкнуло, брякнул: «А пошлите брать дворец Батисты!». Веселой ватагой предложение это было встречено на «ура». И пошли они... В момент исторической высадки в Гранме было их всего около восьми десятков. И эти молодые-горячие создали тот режим, который стоял при Фиделе, стоит сейчас, и, как уверен Баширов простоит до Гаврииловой трубы. Так что версии о сценариях извне не всегда работают, милые мои читатели. Где-то достаточно кокса, а где-то повышение цены на бензин в пределах 10 российских рублей.
Засим откланиваемся.
Петров и Баширов

P.S. Эту статью Баширов передает утром 7 января. В 9.00 внашем регионе заработал мобильный интернет. Говорят, это продлится только до 13.00 по времени Астаны. Что ж, и моего теперь в копилке новостей капля меда есть...

Последние новости