Озеро Балхаш на грани катастрофы

30.10.2022
Фото новости

Озеро Балхаш подстерегает экологическая катастрофа, считают экологи. Как в случае с Аралом его главная проблема – это сильное обмеление. Его главная артерия – река Или, впадающая в озеро, мельчает с каждым годом из-за снижения объема воды. Почему это уникальное полупресноводное озеро оказалось в опасности, корреспондент Azattyq Rýhy поговорил с одним из разработчиков водного кодекса Казахстана, координатором региональной экспертной платформы по водным ресурсам и изменению климата Центральной Азии, партнером глобального водного партнерства Булатом Есекиным.

– Булат Камалбекович, недавно Президент поручил решить проблемы обмеления Балхаша. В том числе он заявил, что уполномоченным органам необходимо продолжать переговоры с Китаем по контролю подачи воды трансграничной реки Или. Связано ли обмелением с этим?

– Мы в 2020 году проводили в Алматы международный форум по Балхашу, на котором было собрано и озвучено много материалов, докладов, было предложено, что надо делать. Был двухгодичный проект Евросоюза по Балхашу, где международные эксперты работали. В том числе они анализировали вопросы отношений с Китаем и предложили ряд направлений, которые могли быть использованы, но до сих пор не используются.

Сейчас идет работа с Китаем только по соглашению и по вододелению. На самом деле там рабочие группы и все встречи не очень продуктивны, так как мало влияют на уменьшение забора воды и механизмы до сих пор не созданы для того, чтобы сохранить сток с Китая, так как он ежегодно сокращается. Давно уже было подсчитано, что надо сохранять минимальный сток с Китая 12 кубокилометров в год. Но он сейчас существенно сократился – до 8 кубокилометров.

То есть переговоры не эффективны. Поскольку никаких механизмов, которые стимулируют китайскую сторону не увеличивать забор воды, и сохранять сток в Казахстан, не создано. Предлагались разные механизмы, включая правовой механизм с опорой на международные соглашения, на конвенции, на обязательства по целям устойчивого развития, в первую очередь целям по сохранению экосистем, которые подписали Казахстан и Китай.

Предлагалось использовать методики международных организаций, в частности Юнеско, которой была разработана специальная методика подготовки проведения переговоров по трансграничным рекам.

Эта методика до сих пор не используется. Она позволяет структурировать и сделать очень ясными аргументы Казахстана, почему Китай должен сохранять этот сток и уменьшить забор воды.

Там есть данные, почему нужно это количество воды для сохранения экосистемы Балхаша, для населения, какое количество населения зависит от питьевой воды, каково влияние на экономику от этой воды и зависимость сельского хозяйства, промышленности, коммунального хозяйства и биоразнообразия.

Так же предлагалась система экономической заинтересованности, чтобы Китаю было выгодно использовать воду не у себя в верховьях, а пропускать ее вниз и делить совместные выгоды в низовье. То есть от восстановления и увеличения рыбного хозяйства, от судоходства, которое ранее было на Балхаше, от повышения урожая.

– То есть, в низовьях вода будет более эффективно использоваться, чем в верховьях?

– Да, в низовьях она дает больше урожая за счет увеличения органических продуктов питания, замены водоемких культур, как рис, на менее водоемкие, такие как корма, фрукты, овощи. И создание институционального механизма, то есть создание совместного управления всем бассейном. Не в отдельности в Китае и в Казахстане, а совместное управление, чтобы и китайская сторона, и казахстанская сторона совместно видели общие выгоды и интересы, согласовывали свои действия в рамках этой совместной программы управления бассейном.

А пока общих целей с Китаем у нас нет. У Китая есть цель – максимально использовать воду у себя, а в Казахстане есть цель – использовать воду у себя и в том числе давать для Балхаша.

Но даже в Казахстане вторая цель по сохранению Балхаша – декларативная. У нас в программе сейчас появилась цель – сохранить уровень Балхаша на отметке не ниже 341 метр. Но она не подкрепляется никакими мероприятиями.

У нас по-прежнему расточительность в плане воды и даже если взять всю систему управления, включая 4 области, которые входят в казахстанской части балхашского бассейна, и взять их программы, которые влияют на Балхаш, то вы не увидите ни в одной из этих областных программ программы территориального развития, программы развития промышленности, сельского хозяйства. Вы не увидите там даже целей по сохранению Балхаша. То есть даже в казахстанской части все это декларативное.

– Что необходимо сделать, чтобы спасти Балхаш?

– В первую очередь необходимо в Казахстане менять систему управления водой, чтобы цели по сохранению Балхаша были включены и имели приоритет во всех ведомственных программах, таких как сельское хозяйство, промышленность, коммунальное хозяйство и в территориальных программах всех областей, чтобы там появилась такая цель. И чтобы с территориальной программы, планируя инвестиции и забор воды, учитывали потребности Балхаша. А сегодня такого нет.

Мы должны для Балхаша сохранять нынешний критический уровень в 341 метр, потому что это означает баланс между притоком и испарением воды. Как только этот баланса нарушится, то Балхаш очень быстро, быстрее, чем Аральское море распадется на две части, и затем будет испаряться и исчезать. Начнется неисправимый процесс.

От Балхаша зависит благополучие всего Балхашского бассейна, который охватывает всю южную часть Казахстана. Это более 400 тысяч квадратных километров. Это больше, чем Великобритания. Дания, Швейцария, Бельгия вместе взятые. То есть огромная территория зависит от состояния Балхаша. Балхаш является основой, которая поддерживает через подземные воды, испарения, энергии более 50 тысяч малых и средних рек, водопоев, колодцев. И если Балхаш исчезнет, то эта местность быстро начнет деградировать. Начнутся процессы опустынивания, такие, какие случились с Аралом.

Поэтому эта цель – 341 метр – она известна, много раз исследована еще в советское время, и на эту цель нужно полностью корректировать, менять, ориентировать все программы, которые сегодня действуют в этом бассейне, включая программы Министерства сельского хозяйства, Министерства энергетики, которые имеют там Капчагайскую ГЭС и промышленность, которая сегодня хочет побольше воды забрать, коммунальное хозяйство, которое никак не учитывает эти цели и тоже воду льет. Это и Алматы, и Алматинская область. Это загрязнения и коммунальными стоками, и промышленными стоками. Поэтому здесь необходимы простые и очевидные меры, которые предлагались ранее.

– Что это за меры? Расскажите о них подробнее.

– Это, во-первых, водосбережение. Программ водосбережения в Казахстане до сих пор нет, несмотря на то, что это очевидное направление, причем в первую очередь за счет недорогих мероприятий, таких как система учета, водооборот, водооборотные системы, экономическое стимулирование и изменение норм на водопользование в сельском хозяйстве. Потому что до сих пор действуют старые нормы на системы ирригации.

Эту систему нужно менять. Было подсчитано, какие есть резервы для экономии воды во всех секторах. Например, в Алматы идет довольно расточительное использование воды. Спокойно его можно довести как в Европе – вместо наших 400-500 литров на человека до 150 литров. Запретить использование питьевой воды на мытье машин, на полив улиц, одноразовое использование воды в промышленности, вместо многоразового.

Много воды можно сэкономить, если прекратить выращивать рис и другие водоемкие культуры. Существенно уменьшить использование воды в сельском хозяйстве за счет облицовки каналов, за счет повышения тарифов на поливную воду.

Например, в Алматинской области тариф на поливную воду, которая могла бы пойти на забор Балхашу, совершенно ничтожный. Все эти меры нужно срочно принимать. Плюс изменение режимов ГЭС, платин. Все эти меры были показаны и все это нужно реализовывать.

– Благодарю Вас за беседу.


Поделиться информацией для публикации в новостях можно на WhatsApp

Последние новости
08.12.2022
08.12.2022
08.12.2022
08.12.2022
08.12.2022
08.12.2022
08.12.2022
08.12.2022
08.12.2022
08.12.2022
08.12.2022
08.12.2022