Аудиопроменад «Паскаль-секунда на метр Площади Мира»-«Неравнодушные»

22.07.2021
Фото новости

Совместный проект ТВК и Фонда Михаила Прохорова-«Неравнодушные». В нем Красноярцам рассказывают истории о местных культурных и инициативных деятелях, которые живут рядом с нами. В новом выпуске рассказали про аудиопроменад «Паскаль-секунда на метр Площади Мира». Это уникальный аудиотур по историческим местам Красноярска, который участвовал в фестивале «Локальные истории».

Каждое место рассказывает свою историю. Так считают создатели аудиопроменада «Паскаль-секунда на метр Площади Мира». Это проект, который с помощью звука помогает по-новому взглянуть на привычный город и узнать его историю. Отправиться в пеший аудиотур по Красноярску просто: нужно скачать приложение izi.travel, дойти до указанного места, включить аудиозапись, надеть наушники и следовать за голосом. С вами заговорит ротонда у Музейного центра или оживет памятник Ленину на площади Революции.

«Мы думаем, что искусство, оно должно висеть в музее или демонстрироваться в галерее. На самом деле, художник может разместить свою работу, где угодно, и акустические инструменты, аудиосоставляющая – такой проводник. Потому что для того, чтобы соединить аудиальный проект со средой, с пространством, не нужно практически ничего. Телефон у нас в кармане, с наушниками мы не расстаемся. А вот в этой магии соединения смыслов работы со средой как раз возникают новые смыслы», – считает руководитель партизанского Pop-up театра Семен Александровский.

Участники проекта работали над своими историями целый месяц. Результат  – аудиопроменад из 10 разных работ – показали на историческом фестивале «Локальные истории», который организовал в Красноярске фонд Михаила Прохорова. Фестиваль проходил в онлайн-формате. Ученые и исследователи со всей России обсудили, почему сейчас все важнее изучать историю мест, где мы живем.

«Мы еще в далеком 2004 г. поставили вопросы локальной идентичности, связи человека и региона, региона и страны, страны и мира. То, что мы понимаем под локальными историями, условно говоря, региональные исследования, мне кажется, это такое очень интересное направление, которое вбирает в себя много дисциплин. Это и микроистория, это и краеведение, новое краеведение. Это и исследование новых территорий. И в искусстве это очень здорово работает, есть целое направление в поэзии, которое называется геопоэтика, где творческие люди осмысляют поэтически территорию и понимание этого пространства и времени», – поделилась соучредитель и председатель Экспертного совета Фонда Михаила Прохорова Ирина Прохорова.

Как отмечают сами исследователи, сейчас историки из «парашютистов», которые смотрят на события глобально, с высоты, превратились в «искателей трюфелей». Телескоп заменили на микроскоп. Их интересуют истории конкретных мест и конкретных людей. Красноярские исследователи все больше узнают о прошлом нашего города и края. Так, в Сибирском федеральном университете на кафедре истории России расшифровали уникальную кинохронику из Национального архива США. 12 тыс. кадров кинопленки о гражданской войне в Сибири, снятых военными корреспондентами в 1918–1920 гг. Съемки проходили и в Красноярске, правда, уцелело всего 3 секунды. Но это не мешает представить жизнь и быт сибиряков в те времена.

«Американцы фиксируют внимание на особенностях быта сибиряков. Например, несколько минут длится сцена: дым, вертикально идущий из трубы. Мы знаем, что в морозы дым идет строго вертикально. Для них это странно. Или несколько минут идет сцена, где лошади везут сани, груженые грузом. Но особенно потрясла их сцена полоскания белья в лунке воды. Женщина в холодный очень день полощет белье, с силой давит сверху, и это потрясает. Потому что в монтажных листах очень долго офицеры пытаются подобрать слова, что она делает. И поскольку в английском языке нет синонима словам полынья, лунка, прорубь, они используют слово hole – дырка, и объясняют читателю, что это такое и почему русские это делают. Кстати, бродячие собаки, как явление обыденной жизни Сибири, существовали и 100 лет назад. Они попадают в кадр везде, на всех парадах, на всех церковных службах. И даже итальянцы держат в руках , потому что для них, наверное, это большая экзотика, что есть страны, где есть бродячие собаки. Ну да, это тоже часть нашего культурного кода», – пояснила доктор исторических наук, профессор кафедры истории России Гуманитарного института СФУ Людмила Белгородская.

Новые данные о Красноярском крае во времена Великой отечественной войны удалось собрать исследователям Красноярского педагогического университета. Там изучили дневники воспитателей детских домов, эвакуированных в Красноярский край из Ленинграда в годы войны. Педагоги еще в поезде начинали закалять ленинградских детей, чтобы в суровых сибирских условиях они не заболели. Местные жители делились с истощенными воспитанниками овощами со своих огородов. Развлекали детей кукольным театром из картона. Учебников не хватало, и вместо них вырезали картонную  азбуку.

«Добравшиеся до Сибири ленинградские дети на самом деле спаслись. Спаслись в прямом и переносном смысле. Кстати, многие из них вернулись в свои родные семьи.  Потому что усыновлять и на патронат можно было брать только тех ленинградских сирот, которые получили похоронки, и было известно, что родители его сейчас просто отсутствуют. Все остальные ленинградские дети подлежали обязательному возврату, о чем потом исполнительный комитет ленисполкома поблагодарит сибиряков. Тем не менее, хочу сказать, что сами ленинградские дети сохранили чувство благодарности и к своим очаровательным воспитателям, которые реально для них стали вторыми родителями, и, прежде всего, как раз к этим сибирякам, к тому местному населению, которое относилось к ним тоже как к родным детям и, в общем-то, в это тяжелое время делились всем, чем возможно», – пояснила кандидат исторических наук, доцент кафедры отечественной истории КГПУ имени В.П. Астафьева Людмила Мезит.

После окончания войны связь между красноярцами и ленинградцами не оборвалась: многие переписывались и даже приезжали к друг другу в гости. Но не всем, кто в те времена попал в Красноярский край, удалось вернуться на родину. В 1940-х гг. в Приенисейскую Сибирь высылали немцев, эстонцев, поляков и латышей. Их истории также собрали красноярские исследователи. Многие не дожили до этого момента, поэтому ученым пришлось изучать воспоминания детей. За 4 года историки провели 94 интервью и выяснили, что большинство переселенцев уже не помнят родной язык, но зато берегут семейные рецепты.

«87% отметили, что да, национальные блюда они активно в своей повседневной жизни используют, они готовят, знают о них от родственников, передают рецепты своим детям, внукам и так далее. То есть вот, это то, что действительно является устойчивым маркером сохранения этнической памяти. Что самое интересное, именно национальная кухня оказалась привлекательной для местного населения, потому что то окружение, ну, в основном, конечно, русское, которое проживало рядом с немцами или эстонцами, когда мы спрашивали, ну, а вот что вы позаимствовали, так скажем, все сразу начинали говорить о каких-то блюдах национальных», – рассказала кандидат исторических наук, доцент, заведующая кафедрой всеобщей истории КГПУ имени В.П. Астафьева Елена Зберовская.

Изучили историки и быт красноярок, но уже в более поздние годы. Какой была жизнь женщин, которые проживали в красноярских селах в 1960–1980-х гг.? В то время молодые семьи стали жить отдельно от родителей. И хоть глобальная статистика говорила о появлении женской свободы и самостоятельности, судя по цифрам, росло количество разводов и повторных браков. Красноярки относились к ним негативно: стали рожать меньше детей, чувствовали себя не совсем уверенно, постепенно многодетность становилась социально не престижной. В 1960-х гг. процветала народная медицина: женщины верили в бытовую магию и обращались к знахарям, а не к врачам. Подход к воспитанию детей в красноярских селах в то время ужаснул бы сейчас многих современных родителей.

«Одна из женщин вспоминала о том, как она уходила на работу в поле. Уходя, поскольку не с кем было оставить своего годовалого ребенка, она привязывала его к столу за ногу. Просто чтобы он себя не покалечил, не съел и так далее. Много рассказывали о детстве, как оно происходило. И нам, жителям 21 века очень трудно себе представить, как воспитывать ребенка, если нет практически элементарных вещей. Что использовать в качестве игрушек, как дети были одеты, это все интересные очень моменты об истории повседневности, в которые нам иногда трудно даже поверить», – пояснила кандидат исторических наук, доцент кафедры истории России, мировых и региональных цивилизаций СФУ Марина Аксенова.

Своя история сложилась и у городских жителей. Красноярск менял свои границы, а вместе с тем и накладывал отпечаток на сознание и самоощущение самих красноярцев. Так, например, до строительства Коммунального моста в 1961 г. надежной связи между берегами не было. Переправлялись по льду или понтону, который то и дело приходилось разбирать, чтобы пропустить суда по Енисею. Но с появлением моста объединения берегов не случилось. До сих пор красноярцы, бывает, спорят, какой берег лучше. Своеобразной границей в сознании горожан выступает не только Енисей, и историки нашли этому объяснение.

«Один из моих информантов, он родился и жил в центре. Он подчеркивает постоянно, что он в центре. А вот говоря про жену, опять же подчеркнуто, она ж покровская, что с нее взять? Вот, я специально нашла карту, где видно, что Покровка – это центральный район. И в принципе от самого-самого центра она отделена речушкой Качей. Ну, вполне, так скажем, в шаговой доступности, хотя по контексту можно было подумать, что какая-то глушь вообще. И когда я об этом попыталась информанту намекнуть, он категорически не согласился, нет, Покровка – это деревня, и покровские – деревенщины. Другой наш информант тоже очень интересную поведал историю, что в одном из частных домов Покровки собирались по несколько сот человек для того, чтобы несанкционированно отпраздновать мусульманские праздники, то есть не было такого культового места, поэтому собирались в частном доме, готовили тазами угощения. Вообще трудно представить, чтобы нечто подобное могло произойти по другую сторону Качи», – доктор исторических наук, профессор СибГУ имени М.Ф. Решетнёва, директор Центра живой истории «Музей СибГТУ» поделилась Светлана Рафикова.

Исследователи продолжают собирать народный архив красноярского прошлого.  Помочь им в этом и заодно сохранить историю своей семьи или дома может каждый красноярец. Например, поделиться фотографиями, документами, дневниками или просто воспоминаниями. Подробную информацию о каждой работе красноярских историков вы найдете на сайте фестиваля «Локальные истории» – localhistory.ru или на ютуб-канале Фонда Михаила Прохорова – там можно посмотреть полную версию выступлений всех спикеров фестиваля и узнать больше об истории места, где мы живем.


Теперь зрители ТВК, самого цитируемого СМИ в Красноярском крае, могут поддержать редакцию не только лайками и подпиской в соцсетях. На главной странице сайта появился раздел «Поддержать ТВК». Он для тех, кто хочет сделать свой личный вклад в развитие независимой красноярской журналистики.


Последние новости