Наказ деда

30.05.2021
Фото новости

Почти полмиллиона вайнахов обрели вторую родину в далеком Казахстане.


В преддверии Дня жертв политических репрессий и голода казахстанцы — те, кто остался в живых после ссылок и депортаций и их потомки — вспоминают о трагических страницах истории. Руководитель этнокультурного объединения «Вайнах» Хасан Сагаев хорошо помнит рассказы отца и деда о том, как их семья оказалась в степи.

— Это было страшное время для нашего народа. Память об этой трагедии навсегда осталась в сердцах чеченцев, — рассказывает он. — Почти 500 тысяч вайнахов в одночасье лишились своего дома. Как вспоминал отец, о выселении его успел предупредить друг, армейский офицер. Но это не помогло. Все, что семья успела сделать, — собрать кое-какие теплые вещи. Дом окружили солдаты. Капитан, возглавлявший группу, объявил о депортации, всех погрузили в грузовую машину и повезли на станцию.

Людей везли зимой в неотапливаемых вагонах, так называемых товарняках. Большинство не успели собрать не только какой-то домашний скарб, но даже теплую одежду, поэтому многие, заболев в пути, умирали. Это были в основном старики и дети. Вагоны, естественно, не были оборудованы туалетами, они ведь предназначались для перевозки скота. Остановки в пути были очень короткими. На улицу, в туалет, сопровождавшие эшелон конвоиры выпускали единицы. Поэтому в основном наши девушки и парни умирали от разрыва мочевого пузыря. Справить нужду при старших прямо в вагоне им не позволяло воспитание, и они предпочитали умирать.

Семью Сагаевых на станции Красивое Есильского района вместе с остальными приехавшими встретил комендант Петисов, его имя Хасан Юсупович не помнит.

— Отец с ним подружился. Оказалось, что комендант владел чеченским языком. Благодаря этому семье предоставили дом, который находился недалеко от станции. Через некоторое время отец устроился работать кладовщиком на межрайонной нефтебазе. Туда пригоняли волов, запряженных в большие телеги. Животным давали комбикорм, который служил пищей и для голодных спецпереселенцев, из него готовили кашу на воде.

Мама Хасана Сагаева устроилась на молокозавод.

— Она в обед тайком приносила два ведра молока, которое разливали по кружкам, небольшим бидонам и раздавали семьям, где были маленькие дети. Чем ей это грозило, можно легко представить, поскольку даже за украденное ведро угля в то время приговаривали к 25 годам тюрьмы, невзирая на возраст. К линии железной дороги спецпереселенцам категорически было запрещено подходить во избежание побегов, — делится собеседник.

Но были и маленькие радости. Как вспоминает Хасан Юсупович, благодаря маме он впервые попробовал вкус мороженого.

Дом семьи Сагаевых, находящийся недалеко от станции, служил приютом и маяком надежды для многих депортированных чеченцев.

— В 1945-46-х годах, когда приезжали на станцию эшелоны депортированных чеченцев, они приходили в наш дом, чтобы поесть, накормить детей. Мама, узнав, что на станцию прибыл очередной такой эшелон, начинала готовить блюда из всего, что было в доме.

Уже в более благополучное время, когда чеченцам разрешили возвратиться на родину, стали известны страшные цифры.

— Я, как и многие из тысяч, родившихся на новой родине детей спецпереселенцев, начал интересоваться историей депортации, изучать документы, к которым можно было получить доступ, — делится Сагаев. — Даже судя по тем скупым официальным данным, вырисовывается страшная картина. Оказывается, все было спланировано заранее и детально, вплоть до количества эшелонов, которыми предстояло отправить людей в неизвестность, на верную гибель. Уже было известно, сколько будет переселенцев в каждой из областей Казахстана.

Так, по одному из отчетов высшего воинского чина НКВД, докладывавшего командованию о приеме и разгрузке эшелонов со спецпереселенцами — чеченцами и ингушами — в Казахстане и Киргизии по состоянию на 18.00 11 марта 1944 года известно, что из отправленных 180 эшелонов принято и разгружено на местах 98. Общая численность депортированных вайнахов к этому моменту составила 271 247 человек. И это было лишь начало. В Казахстан планировалось отправить 147 эшелонов с депортированными. И к 11 марта того года в 12 областях нашей республики уже было разгружено 74 эшелона, общее количество людей составляло 206 306. В целом руководством страны планировалось отправить в Казахстан 400 600 чеченцев и ингушей. В Актюбинскую область предполагалось отправить 7 эшелонов общим количеством 20 000 человек, что к 11 марта 1944 года и было сделано.

— Благодаря казахскому народу наша семья и большинство представителей чеченского народа выжили. Казахи делились последним, что у них было! Я никогда не забуду слов, которые однажды сказал мне мой дед, — вспоминает Хасан Юсупович. — Он наказал нам всем, чтобы мы никогда не смели плевать на землю. «Эта земля и ее народ спасли нас»! — сказал мне дед, и мы, его внуки, навсегда запомнили его наказ, а сейчас учим этому своих детей и внуков.


Санат РАШ