Семен Ремезов в голосовании победил с огромным отрывом

18.04.2021
Фото новости

По итогам голосования, которое в течение 13 дней, с 29 марта по 10 апреля этого года, проводилось Общественной палатой Тобольска, 20 438 человек высказались о том, чье имя должен носить аэропорт этого 100-тысячного города в Тюменской области.


Более 76,5% голосов набрал Семен Ремезов — картограф, архитектор и писатель. У поэта и сказочника Петра Ершова («Конек-горбунок» — это тоже его) — 9,5%. Композитор Александр Алябьев («Вечерний звон» и «Соловей») — 5,8%. Археолог, этнограф и краевед Михаил Знаменский - 4,6%. Живописец Василий Перов («Тройка», «Проводы покойника»)— 3,4%.


«КП» обратилась за комментариями к тем, кто горячо переживает за то, чье имя в итоге станет носить аэропорт Тобольска.


ИДЕЯ ЕРМАКА ЖИВА?


Вот что рассказал «Комсомолке» организатор «альтернативного голосования» ( на утро воскресенья, 18 апреля, проголосовали более 5200 человек), глава комплексной научной станции уральского отделения РАН Игорь Ломакин.


- Результаты голосования — не вашего, а общественной палаты — обязательны к исполнению?


- Это, скорее, руководство к действию — материалы передадут компании-застройщику - СИБУР. Аэропорт строится на деньги частных инвесторов - они и будут решать. Мы исходим из того, что Ермака из списка для голосования убрали намеренно.


- Почему?


- Считаю, боялись его победы в конкурентном голосовании. Мы сейчас хотим определит базу социальной поддержки Ермака. Взяли тот же срок для высказывания мнений - 13 дней, с 15 по 27 апреля. И посмотрим на итоги. Результаты опроса общественного мнения, проведенного Общественной палатой, понятны. К ним вопросов не должно возникать у разных структур. Но и мы свои результаты тоже направим.


- Почему в вашем опросе не даете альтернативы Ермаку?


- Нас интересовала только фигура Ермака Тимофеевича. Полагаем, его незаслуженно вычеркнули из списка. Мы решили посмотреть — сколько людей реально поддерживают фигуру атамана?


- Ну вот компания-застройщик получит результаты двух голосований по имени аэропорта — и что ей дальше делать?


- Итоги нашего голосования, думаю, будут иметь серьезное значение.


- Публикации в федеральных СМИ повлияли на умонастроения в Тобольске?


- Люди увидели, что есть точка зрения, альтернативная представленной со стороны властных структур. Речь о патриотически настроенных гражданах. Вышла масса публикаций, но — не в регионе.


- Итоги голосования вас удивили?


- Ожидаемые. Я коллегам говорил — ориентир будет в 20 тысяч голосов. Оказалось 20 тысяч с половиной. И Ремезов ожидаемо победил — все под него было выстроено.


- Если ваше, идущее сейчас голосование, даст меньший результат, чем уже прошедшее— вы оставите идею с Ермаком?


- Не хочу загадывать. Если результаты будут незначительны — значит, Ермака люди действительно начали забывать. Значит, надо активнее вести просветительскую работу - раз люди стали отказываться от корней. Но, думаю, результаты окажутся внушительными.

ЗА РЕМЕЗОВА ВЫСКАЗАЛИСЬ СИБИРЯКИ

А вот что рассказал «КП» глава общественной палаты Тобольская Василий Кожедуб, (по адресу #ТобольскОкрыляет, где шло голосование, высказались 20,5 тысяч человек).


- Семен Ремезов в голосовании победил с огромным отрывом — значит, аэропорт будет носить его имя?


- Итоги опроса имеют рекомендательный характер. Ни городская администрация, ни областная никаким боком к этому процессу не относились. Процесс этот — инициатива Общественной палаты. Итог, который получен, направлен компании-застройщику. Слово за частным инвестором, который работает над аэропортом без участия госструктур — а те вообще никак не участвовали ни в каком голосовании.


- Так власти повлиять на решение о наименовании аэропорта не могут?


- Никак.


- Аэропорт должен быть веден до конца 2021-го — на его фронтоне будет имя Ремизова?


- Повторюсь: как решит застройщик. Мы провели такую процедуру — и Ремезов с огромным отрывом опередил и Ершова, и Алябьева. Общественная палата попала в точку, включив Ремезова в этот опрос. Другие имена общеизвестны в России — и композитора Алябьева, и сказочника Ершова, и художника Перова, а вот Ремезов — чисто тобольский бренд.


- Началось «альтернативное» голосование по Ермаку — ваше отношение?


- Там один вариант. То есть человек должен зайти и нажать «согласен». Если бы люди хотели показать неправильность принятого нами решения — они бы дали какую-то альтернативу. Ну, или включили бы те же самые кандидатуры плюс Ермака — для корректности. И этим бы подчеркнули возможную неправильность действий палаты. А сейчас казаки Ростова, Австралии и Европы будут заходить и жать «согласен» — потому что там других то вариантов нет! В той форме, в которой это организовано — считаю, это не показательно.


- На вас оказывалось давление?


- Люди, знакомые с деятельностью тобольской палаты, знают, что на нас оказать давление невозможно. Ни председатель, ни большая часть членов палаты никак не зависят от администрации. Фактов оказания давления у меня на сегодня нет. И у меня не было никаких контактов по этому поводу ни с администрацией города, ни области. Люди, которые подняли эту тему — они же присутствовали на самом процессе голосования. И мне говорили, что к самой процедуре претензий нет.


- История с Ермаком может отражать возникшие трения между частью двух основных диаспор Тобольска?


- Я такого конфликта не вижу. До начала голосования у нас параллельно шел процесс создания на площадке Общественной палаты Горсовета национальных культурных автономий. И в январе мы создали такой совет по делам национальных автономий. И когда возня началась — это было давление извне, я так думаю, — то первое, что я сделал, пригласил этот совет и спросил их позицию. И ни один из глав диаспор не сказал, что какие-то проблемы существуют. И все просили: надо приложить максимум усилий, чтобы не допустить межнациональных выступлений на этой почве.


- Как формировался список кандидатур для голосования?


- Список формировался палатой без какого-либо давления. Ну не вошел Ермак в шорт-лист - но он был в числе 16 кандидатур, а в пятерку не попал. Голосование было тайным. Если б на кого-то давили, при тайном голосовании человек все равно делает тот выбор, который считает нужным. И подсчет велся счетной комиссией, которая в состав Общественной палаты не входит. Они не могли ничего подтасовать.


- Сколько в Тобольске диаспор?


- 18 диаспор, представители 13 из них в этом городском совете при ОП. Никаких заявлений о притеснениях нет - и не может быть в принципе. Есть Региональная татарская общественная организация «Наследие», на которую начали шишки сыпаться. Ее глава, Луиза Шамсутдинова, вашему же изданию дала весьма выдержанный комментарий. А со стороны, считаю, внешних сил была попытка конфликт создать. Но диаспоры повели себя грамотно — они не поддались на провокации. И процедура была доведена до логического итога. Победил тот, кто победил.


- Почему такой огромный отрыв от остальных у Ремезова?


- А это яркий показатель того, что голосовали именно тоболяки. Даже не беря в расчет историческую значимость, масштаб фигуры, я уверен, что будь в этом списке Ермак, за него голосовали бы в основном не жители нашего города и области — а те люди, которые за него «топят» извне. То, что остался Ремезов и с таким отрывом победил — показатель того, что высказались преимущественно местные жители.