Антон Гетта: «В новых экономических реалиях нужна новая антимонопольная политика»

11.07.2022
Фото новости

Депутат Госдумы, зампредседателя Комитета по защите конкуренции Антон Гетта рассказал изданию «Профиль» об изменениях, которые неизбежно должны произойти в российском антимонопольном законодательстве в условиях агрессивной экономической политики наших бывших «западных партнеров».

– Антон Александрович, с момента известных февральских событий на Россию обрушился шквал санкций, десятки иностранных компаний либо ушли с рынка, либо заморозили свою деятельность. Все это отозвалось серьезным шоком почти для всех отраслей экономики. Какова ситуация сейчас?

– Сначала поправлю: не санкции, а незаконные экономические ограничения. Потому что санкции как правовой элемент – по сути своей вполне законная норма. А то, с чем сталкивается наша страна многие годы, – абсолютно незаконные, односторонние экономические запреты и препоны.

Но да, количество введенных коллективным Западом ограничений на сегодняшний день беспрецедентно – более 10 тысяч. Тем не менее ситуация вкупе с оттоком западных компаний – окно возможностей для российской экономики и предприятий. К сегодняшнему дню ситуацию стабилизировали молниеносно принятые Госдумой нормы поддержки отраслей, предложенные президентом и правительством РФ. А также нормы социальной поддержки, грамотная работа с ключевой ставкой ЦБ и другие экстренные меры.

Государство как гарант стабильности и раньше играло большую роль в экономике страны, например, по линии импортозамещения, поддержке отечественных производителей, госрегулирования. И сегодня реалии таковы, что роль государства в экономике будет только усиливаться.

Но при этом сейчас много новых масштабных вызовов, с которыми частный бизнес не справится. Государственное регулирование должно быть ослаблено в сфере малого бизнеса и сохраниться в монополиях.

– Какие именно это сферы?

–У нас принято ругать монополии. Но сама по себе монополия – это ни хорошо и ни плохо. Плохо, когда большие компании злоупотребляют своим монопольным положением. Но, как правило, они же – двигатели научно-технического прогресса, например. Сейчас, в условиях санкций, именно наши газовые и нефтяные монополии успешно «держат удары» на мировых рынках. Поэтому участие государства и при необходимости создание экспортных монополий необходимо прежде всего при выходе наших компаний на мировые товарные рынки. Примеры уже были. В 2020 году, например, правительство России разрешило сахарозаводчикам с согласия антимонопольной службы договариваться между собой для реализации сахара на экспорт.

Но на внутренних товарных рынках монополизация недопустима, и здесь мы должны всячески защищать и поддерживать конкуренцию.

– Вы сказали о развитии конкуренции. Но разве мы не слышим постоянно о защите конкуренции, о мерах, предпринимаемых в этом направлении, в том числе на федеральном уровне?

– Да, ФАС наделена соответствующими полномочиями и ведет контроль за соблюдением антимонопольного законодательства. Однако в новых экономических реалиях нужна новая антимонопольная политика.

Что мы сегодня имеем? Незаконные экономические ограничения, разрыв экономических и логистических связей, международные картельные войны. Это с одной стороны. С другой, как ответная реакция России, – курс на импортозамещение, «разворот на Восток», гармонизация законодательств, в том числе закупочного, между Россией и Белоруссией в рамках союзного государства.

Все это требует пересмотра, как я уже сказал, в целом антимонопольной политики ФАС с наделением ведомства реальными, эффективными в сложившейся ситуации полномочиями.

– Например, какими?

– Во-первых и в главных – борьба с картелями, в том числе международными. Они наносят многомиллиардный ущерб экономике страны, государство просто недополучает средства, которые безнаказанно уходят в чьи-то карманы.

Аффилированность большого количества поставщиков в госзаказе между собой и с иностранными компаниями – серьезная проблема. Картели настолько сильно углубились в отдельные отрасли, что практически стали монополистами и задушили любые ростки независимого бизнеса, про малый бизнес и говорить не стоит. За последние месяцы мы увидели много примеров недобросовестной конкуренции, когда на несанкционированный товар цена росла даже не пропорционально росту курсовых изменений рыночных условий.

Еще несколько лет назад на экспертном уровне шла проработка законопроекта о запрете к участию в госзакупках для аффилированных компаний. Эта тема так на уровне разговоров и осталась – было слишком серьезное противодействие со стороны заинтересованных сторон. Но нам необходимо вернуться к обсуждению этого вопроса.

Про аффилированных тут могут быть разные мнения, а подконтрольным компаниям (организациям, «дочкам») точно должен быть поставлен запрет на участие в госзакупках, а в случае попытки обхода – наказание, как за картельный сговор.

Поэтому ФАС России нужны новые полномочия и инструменты для борьбы именно с недобросовестными предпринимателями, участниками картельных сговоров. Скажу даже больше: наши «западные партнеры» грозят российской экономике созданием международных картелей, например, картелем импортеров нефти. И мы должны наделить наши правоохранительные и антимонопольные органы реальными возможностями поставить под угрозу уголовного преследования участников международных картелей в любой точке земного шара. Это потребует внесения большого количества поправок в уголовное, уголовно-процессуальное и антимонопольное законодательство.

– Масштабно.

– Если конкретнее, необходимо ужесточение антимонопольной и уголовной ответственности за трансграничные и международные картели, введение ответственности за картели с участием зарубежных правительственных и международных организаций.

Возможно – пока только как предложение – создание государственной корпорации по экспортно-импортным операциям, в том числе перевозкам товаров, в тех сферах, где в силу ситуации на мировых рынках нужно монопольное объединение российских поставщиков или покупателей.

Либо можно на законодательном уровне наделить российские компании правом на создание экспортных картелей, в том числе и международных, с разработкой мер по их государственной защите от преследования зарубежными антимонопольными и правоохранительными органами.

– Получается какая-то международная война картелей.

– Крутые времена требуют крутых решений. Мы обязаны отстаивать свои кровные экономические интересы как внутри страны, так и за ее пределами.

– Это все-таки широкие мазки. Что, если взять конкретного предпринимателя на земле, малый бизнес?

– На недавнем Международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге (ПМЭФ-2022) президент России Владимир Путин подчеркнул необходимость снятия фискального давления с малого бизнеса. Он отметил, что сегодня есть все основания пойти на кардинальный шаг – навсегда, на постоянной основе, отказаться от большинства проверок бизнеса, деятельность которого не связана с высоким риском причинения вреда гражданам и окружающей среде.

Именно в этом направлении должна быть выстроена новая антимонопольная политика. Большая свобода законопослушному и добросовестному бизнесу и ужесточение антимонопольных режимов для бизнеса недобросовестного.

Это отказ от излишних антимонопольных запретов, таких как запрет на злоупотребление коллективным доминирующим положением или согласованные действия, особенно согласованные действия органов власти. Сейчас эти запреты чреваты объективным вменением, и есть большой риск наказания бизнеса без вины. Запрет же на согласованные антиконкурентные действия органов власти вообще абсурден, трудно даже представить такое нарушение в реальной экономической жизни.

Нужны критерии допустимости переговоров с государственным заказчиком, потому что на практике не все они могут квалифицироваться как запрещенные антиконкурентные соглашения на торгах.

Сейчас на экспертном уровне мы прорабатываем законопроект о «закупочных союзах» – по сути, это законодательное изъятие из антикартельных норм, которое даст возможность малому бизнесу и фермерам объединяться против торговых сетей и монополий.

В результате чистой конкурентной борьбы эта мера приведет к снижению цен.

– Речь идет о серьезной либерализации антимонопольного законодательства. Останется ли здесь место, собственно, контролю со стороны ФАС, чем служба и должна заниматься?

– Упор необходимо делать на расширение сферы предупредительного контроля. Например, предостережения руководителям хозяйствующих субъектов можно выдавать на основании подтвержденной информации о планируемых таким должностным лицом действиях, способных привести к нарушению антимонопольного законодательства, а не как сегодня, лишь после публичных заявлений таких руководителей.

Сферу действия предупреждений также надо расширить – любое нарушение антимонопольного законодательства (кроме, разумеется, картелей), если при этом не успели наступить последствия, проще предупредить. Выигрывают все: потребители, так как предотвращается рост цен, бизнес – так как нет оборотного штрафа.

Сами антимонопольные процедуры также должны быть усовершенствованы. Например, должны быть введены сокращенные процедуры рассмотрения антимонопольных дел в случае признания компанией антимонопольного нарушения и устранения его последствий. В таких случаях можно рассмотреть вопрос снижения антимонопольных штрафов.

– Допустим, все эти законодательные нововведения были приняты. Не снизят ли они на уровень защиту конкуренции в стране в целом?

– Согласно пункту 1 статьи 8 Конституции Российской Федерации, государство гарантирует поддержку конкуренции. Иными словами, конкуренцию необходимо не только защищать, но и развивать.

Закон о защите конкуренции у нас есть. Но уже давно назрело время для принятия отдельного закона о развитии конкуренции. В этом контексте очередные изменения должен претерпеть и закон о государственных закупках, так как контрактная система – это один из основных инструментов поддержки в нынешних условиях отечественного бизнеса, производителей.

Здесь же нужен единый контроль за госзакупками. Но для этого ФАС должна быть наделена новыми, эффективными полномочиями.

Источник : zakupki-digital.ru

просмотров88

Последние новости